Перейти к публикации
Форум района Строгино
Гальюнга

Из жизни сенаторов.

Рекомендованные сообщения

«Жадность до денег, если она ненасытна, гораздо тягостней нужды, ибо, чем больше растут желания, тем большие потребности они порождают». Демокрит

 

За дверью раздался стук. Присяображенский проснулся и нехотя подошел к двери. Поглядел в глазок, там было темно, видимо кто-то выкрутил лампочку.

- Кто там? – спросил хозяин.

- Ыыыыы… Ммммм…. Ыыыыыыууэээааааааа…. – раздалось из-за двери.

- Чего?

- Пмгите!

Судя по скулежу и надрывному стону, кому-то была нужна помощь. Профессор подумал, поглядел в начало коридора, где только что открылась дверь комнаты Алехерталя, просувшегося от шума, решившего узнать, что происходит и стоявего в пижаме с медвежатами, на голове красовался розовый спальный колпак с пумпоном. Тяжело вздохнув, Присяображенский открыл дверь. Свет от лампы в коридоре упал на гостя. Это был уже знакомый нам Шлапондер, стоявший с лампочкой, торчащей изо рта цоколем вперед. «Ы», - грустно поведал он, указав пальцем на предмет, что торчал изо рта. Вся скорбь и многовековая трагедия ходившего сорок лет по пустыне народа была отражена в молящем взгляде. «Заходи, коль пришел. Поможем. Мы ж не звери какие», - недовольно буркнул хозяин, а Алехерталь ехидно хмыкнув, поковырялся в носу, достал оттуда козюлю и вытер ее об стену. Пройдя в операционную, профессор резко развернулся к вошедшему и резко и неожиданно ударил того в живот. «Гыть», - выдал нежданный гость и выплюнул лампочку, которую поймал на лету помощник доктора и, деловито поправив спальный колпак, направился с табуреткой ввинчивать ее обратно.

- А теперь, милейший, потрудитесь объяснить, что вы делали у меня за дверью, и почему лампочка оказалась у вас во рту? – спросил спаситель.

- Я к вам, профессор, и вот по какому вопросу. Шел. Но увидел, что у вас на лестнице чисто, свет горит, испытал классовую ненависть, плюнул на пол и решил вывинтить лампочку, чтобы забрать домой. А пакость сию мелкую свалить на кого-нибудь из местных властей, благо в лице общественности они сами себя давно дискредитировали, - начал исповедь нежданный гость.

- Это я всё понял, а лампочка как во рту оказалась?

- Это отдельная история. Энергосберегающие я таким образом по одной штуке уносил без проблем. У них форма другая и они для такого вида транспортировки наиболее приспособлены. Вот и решил, что вначале у вас лампу украду, домой отнесу, а потом вернусь. Но засунуть - засунул и понял, что не выходит она у меня из головы. Часа два по всему Монетарному городу бегал в панике, один раз даже обделался от испуга. Но взял себя в руки и пошел к вам на поклон, хотя это и не в моих правилах.

- Это все?

-Нет! У меня план. Надо этих ваших подопытных, которых вы мне показали, надрессировать и отправить, как я говорил, на митинг. Я договорился, жители напуганы. Сказал им, что у нас вертолетную площадку для императора построят на четыреста вертолетов. Народ в ужасе.

- Экий ты шалун. Нехорошо народ обманывать! – сказал профессор и рассмеялся.

- Я больше так не буду, - пошутил Шлапондер и захохотал пуще товарища.

- А мы ведь их уже дрессируем, идем, как говорится, с опережением графика. Можем показать, - похвалился Присяображенский и пригласил гостя пройти в лабораторию.

«Иииииааааааа! Иааааааа! ИИИИИаааааааа! Беспредеееееелаииаиаиааа!» - вдруг разнеслось по помещению. И они оба побежали на звук. В углу лицом к Алехерталю стояла помесь человека и осла и из всех сил лягалась, кусалась, плевалась и орала. Доктор старался утихомирить пациента, но пижама была порвана в нескольких местах, колпак слетел с башки, а под глазом набухал приличный синяк. Увидев еще двоих вошедших, загнанный в угол проорал боевое «Ииииааааа» и ринулся в атаку, но был остановлен ударом по башке табуреткой, развалившейся в итоге на части. Ударенный предметом мебели грустно глянул на обидчика, издал жалобное «Иа» и свалился без сознания на пол. Рядом плюхнулось рыхлое тельце в пижаме, потерявшее сознание от испуга.

- Как вы с ним, однако, - удивился Шлапондер.

- А с ним по-другому нельзя, он до конца недрессирован, выходит из себя. Неизвестно, чего в нем больше – осла или ветерана стройбата, упрямый и агрессивный до ужаса. Ну, и тупой, разумеется. Его только табуреткой можно остановить, но они об его башку ломаются. Это предпоследняя. А в целом он весьма способный. По сигналу нашего человека в собрании кричит на камеру нужные вещи. В зависимости от сигнала меняется суть крика, громкость и набор слов, смысла правда нет, но это и не надо. Даем ему сахарок, если правильно выполняет команду. А если нет – то даем в печень. Правда он уже привык и его этим не прошибешь – это у него от осла, а еще он научился сахарок воровать – это у него от стройбата.

- А кто у вас дрессировщик?

- Да есть там один, на крючке у меня за подделку документов сидит. Редкостный негодяй, разумеется. Других, сам понимаешь, не держим.

- Да, хорошие кадры найти нелегко.

- А этого, который с обезьяной скрещен вчера еле поймали – убежал, мерзавец. Свободолюбивый очень. У него, кстати, хвост так и не отвалился. Висел на дереве вверх ногами, гадил на прохожих, орал крамольные речи и грыз ветки. Так бы и не достали, если бы он по глупости и недоразвитости ветку, на которой висел, не перегрыз. Так и долбанулся башкой об асфальт. Там мы его и скрутили. Кстати, этот идейный, но сахарок берет, хоть и скрепя зубы.

- Это хорошо, сахарок все любят, - улыбнулся Шлапондер и слямзил со стола блокнот и ручку.

- Вы это, что взяли-то, на место положите…

- Ой, извините. Вы же понимаете, я их не то, чтобы взял, я их поместил в свою руку с последующим перекладыванием в карман просто чтобы они там полежали у меня до дома, как вы могли такое подумать? И лампочку я бы обязательно вернул. Потом. Пусть даже и перегоревшую. Но вернул бы. Мне чужого не надо, мне свое нужно, а что такое «свое» - это «мое», а «мое» - это все, что мне понравилось, так что это мои блокнот и ручка.

- Я тебе сейчас лампочку… Нет две лампочки с разных сторон засуну.

- Больно надо, заберите свои побрякушки, - обиженно буркнул Шлапондер.

- Так-то.

- А как их зовут, этих ваших существ?

- Это очень интересная история. Тот, что с гипофизом обезьяны взял себе свою же фамилию и требует называть его товарищ Мышариков. Второй почему-то потребовал именовать себя Пургением Диванычем.

- Да уж…

Не говорите.

В это время Алехерталь пришел в себя и сказал: «Челомот просил новую коробку от холодильника и пожрать»

Светало. Наступал новый день. Приближался митинг. Заинтересованные лица готовились….

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×